По пути в больницу умирает 60% вызвавших «скорую»

40% россиян, обращавшихся в службу 03 с проблемами с сердцем или гипертонией, погибали от инфарктов и инсультов в первые 15 минут после звонка — до приезда скорой помощи, а по пути в больницу умирает до 60% таких больных.

Эти данные озвучил вчера на XVI Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство» президент Национального научно-практического общества скорой медицинской помощи профессор Аркадий Верткин. Он сообщил, что в целом по России служба скорой помощи ежедневно принимает до 30 тыс. вызовов по поводу гипертонического криза, до 25 тыс. — инфаркта, до 8 тыс. — инсульта, до 2,5 тыс. — сердечной аритмии.

Смерть в первые сутки, как говорят сами медики, — это оценка качества работы скорой. Почему же помощь часто неэффективна? По словам экспертов, основных причин несколько: отсутствие единых стандартов оказания срочной догоспитальной помощи, нехватка квалифицированных кадров, применение устаревших лекарств, дисбаланс финансирования (если, например, в Москве, скорой выделяются средства из расчета 5 тыс. руб. на одного жителя, то в Санкт-Петербурге уже в 10 раз меньше).

Федеральный закон от 29 декабря 2006 года «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием разграничения полномочий» отнес финансирование и организацию работы службы скорой и неотложной помощи в ведение муниципалитетов. Теперь материальное обеспечение скорой целиком зависит от наполняемости местного бюджета, от того, как расценивают отцы городов и районов важность поддержки догоспитальной медпомощи.

Региональный коэффициент

По неофициальным данным, в Москве при населении 10,4 млн человек бюджет скорой на 2009 год составляет 14,5 млрд рублей (из расчета 5 тыс. рублей на одного жителя). В Санкт-Петербурге при населении 4,6 млн жителей бюджет службы в 2008 году составил 742,4 млн рублей на текущие потребности и еще 873,8 млн на поддержку деятельности автобазы службы. В 2009 году — 1,5 млрд рублей. Построили здесь недавно новую подстанцию.

Отдельная программа, по отзывам экспертов, может быть, лучшая в России, воплощается в жизнь в Челябинске. В небольших городах бюджеты куда как скромнее. Так в Курске, Саратове, других областных центрах водители службы неоднократно устраивали забастовки по причинам невыплат и низких зарплат. Если часть медицинского персонала получает федеральные доплаты, то с оплатой водителям не все просто и везде по-разному.

«Сегодня в условиях недофинансирования и принадлежности скорой к муниципальным службам в случае инфаркта, к примеру, врач может действовать разными способами, — говорит профессор Верткин, — в зависимости от ресурсов, а это неверно. Тактика лечения стандартных ситуаций должна быть единой, соответствующей международным клиническим рекомендациям. А их в муниципалитете воспринимают как необязательный «привет из Москвы» и говорят, что у них свои условия и правила».

От ресурсов — уровня зарплат сотрудников (в этой части федеральные власти ввели несколько лет назад доплаты в рамках национального проекта «Здоровье»), наличия машин скорой помощи и их состояния, оборудования, лекарств — зависит и тактика, которой придерживаются медики.

В списках не значатся

Снабжение лекарствами подстанций скорой помощи уже давно требует существенной корректировки: часть препаратов, которыми традиционно снабжается служба, давно устарели и признаны неэффективными. Но обеспечение лекарствами целиком зависит региона.

Традиционно благополучная ситуация — в Москве и Петербурге. Находят возможность обеспечивать скорую необходимыми препаратами в Челябинске, Самаре, Омске, Тюмени, Хабаровске, Владивостоке.

В других субъектах положение намного хуже, особенно в небольших населенных пунктах.

Как и 50 лет назад, по-прежнему в ходу при сердечных недугах и артериальной гипертензии применяются магнезия, папаверин, дибазол, клонидин, анальгин в качестве обезболивающего и клофелин для понижения давления. На Западе и даже в развивающихся странах этот лекарственный набор давно не применяется, поскольку все перечисленные препараты имеют серьезные побочные эффекты. Но перечень необходимых лекарственных средств определяют муниципалитеты и главврач подстанции, стесненный в финансах, поэтому современные средства (каптоприл, энап, эналаприл, нитраты и статины) в списках не значатся.

Требует повышения образовательный и профессиональный уровень врачей. К примеру, в Горно-Алтайске, где недавно проходила конференция по проблемам службы скорой помощи, по словам профессора Верткина, про современные препараты для лечения гипертонии и инфарктов не слышали.

Организована служба тоже с большими отличиями: в ряде городов она самостоятельна, в иных — в подчинении администрации больниц скорой помощи. Словом, в каждом случае свои рецепты и индивидуальный взгляд на проблему.

«Финансирование может быть по закону о разделении полномочий разным, — поддерживает коллегу главный специалист Минздравсоцразвития России по скорой медицинской помощи, директор санкт-петербургского НИИ скорой помощи им. И.И. Джанелидзе Сергей Багненко. — Главное — чтобы реально работало нормативно-правовое регулирование, то есть действовал стандарт оказания помощи, а его выполнение строго контролировалось на федеральном уровне. Сегодня же существует правовой вакуум».

Не стыкуется

Некоторые вопросы организации медпомощи вызывают удивление профессионалов. Так, в России существует Федеральная программа профилактики и лечения артериальной гипертонии — главной причины инфарктов и инсультов, а значит, причины повышенной смертности россиян. Служба скорой помощи ежегодно выезжает первой на вызовы 1,5 млн больных данной патологией, но сама в данной программе никоим образом не участвует.

Эксперты говорят о том, что разделение здравоохранения на слои и уровни привело к тому, что муниципальная скорая может везти больного с инсультом мимо клиники областного подчинения, где есть жизненно необходимые пациенту компьютерный томограф и оборудование для ангиопластики, в городскую больницу, где такой техники нет и в помине.

Так что и успехи медиков, и трагедии больных при инфарктах миокарда и инсультах связаны с тактикой оказания скорой помощи. «Строительство новых центров высоких технологий — замечательно, но они появятся только в будущем и смогут разрешить ситуацию только тогда, когда у службы скорой помощи будут для ее оказания должные условия и оснащение. Если же она некачественная и небыстрая, то миллионы россиян так и будут уходить из жизни молодыми, и никаких кардинальных высоких результатов в снижении показателей смертности в России не произойдет», — говорит Верткин.

240 минут

Сегодня в случае острого заболевания только 13% россиян идут в поликлинику. Остальные обычно звонят 03. Ежегодно в России получают скорую помощь более 52 млн человек, из них 8 млн госпитализируются. Но до приезда неотложки нужно продержаться. Как самому себе помочь?

Специалисты говорят, что в домашних аптечках должны быть нитроглицерин и аспирин: при внезапной боли в груди на фоне гипертонического криза нужно сразу же их принять. Аспирин предотвращает образование тромбов, а нитроглицерин снимает спазм сосудов. Инфаркт это не вылечит, но позволит дождаться скорой. Приняв лекарство, нужно отпереть входную дверь, обеспечив медицинской бригаде свободный доступ в дом, и потом обязательно лечь в постель — переносить приступ на ногах ни в коем случае нельзя. Сердечная ишемия развивается уже с первых минут после приступа боли, особенно у мужчин 30—45 лет. При давлении 220/120 действовать нужно немедленно, не звоня друзьям-близким, не разыскивая бесполезные валокордин и корвалол, вызывать скорую, которая отвезет больного в стационар для проведения тромболизиса (в Польше организовали проведение этой процедуры у постели больного и на 30% снизили смертность от инфарктов). «Острая загрудинная боль — это мольба организма набрать 03», — говорит Аркадий Верткин. При инфаркте у человека есть в среднем 240 минут: в течение этого времени должны быть предприняты все необходимые меры, включая медпомощь, оказываемую непосредственно в стационаре. Опоздание может быть фатальным.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.