«Специальный репортаж»: Скованные одной сетью

В современном офисе человек ощущает себя частью линии электропередачи. Фонит кондиционер, пульсирует лампа, в воздухе — электрический смог от оргтехники. Кроме того, к депрессии и хронической усталости прибавилась гаджетоаддикция — болезненная привязанность к телефонам, коммуникаторам или ноутбукам. Офисные сотрудники находятся в онлайне, как в пожизненной тюрьме.

В черном чемоданчике — то, без чего не измерить офис. И еще сложнее без него — понять, как выжить человеку, с ног до головы скованному одной сетью. «Чем выше поднимаем, тем больше показания счетчика. То есть источник магнитного поля находится выше уровня подвесного потолка», — показывает , старший научный сотрудник Федерального медико-биологического центра имени Бурзаняна Антон Меркулов.

Прибор надо поднести к источнику электромагнитного излучения на полметра. Так данные будут точнее. С монитором все хорошо, но под потолком что-то не чисто. Маленький желтый дирижабль тихо попикивает — где-то там, видимо, кабельные линии. А за окном – ЛЭП. Конечно, далеко, но тоже надо проверять. «Конкретных заболеваний электромагнитное поле не вызывает, но есть риск — астенический синдром, болезни Альцгеймера, Паркинсона», — объясняет ученый.

Антон Меркулов из медико-биологического агентства, словно картограф, каждый день по вызову рисует облик офисной местности. Где-то фонит кондиционер, пульсирует лампа, плодит бактерии ковролин, и ток стекает с кресел. Всюду в воздухе — электрический смог. Это то, что излучает оргтехника.

Обычное рабочее место — стол, компьютер. По нормам должно быть минимум 4,5 квадратных метра — но кто это соблюдает? И ощущение, что через тебя проложена линия электропередач. Вот по wi-fi полетел email, отвечаю на звонки по мобильному. Оpen space, то есть открытая планировка — это рассадник инфекций. Больше всего, по мнению ученых, вредит клавиатура — на ней остаются миллионы бактерий. И кресло — осанка все время неправильная. А сидеть приходится на нем часами.

С помощью ученых владельцы офисов разобрались с принтерами и ксероксами. Доказано: от них для окружающих столько же вреда, сколько от курильщиков. Поэтому совестливый работодатель их выносит в коридор. Но про сотовые телефоны споры все идут — байки про вредность, или все-таки правда? «Если человек говорит по телелефону больше часа в день, то по энергетической экспозиции он — как работник радиолокационной станции», — утверждает Антон Меркулов.

Мониторов, которые раньше боязливо прятали за специальными экранам от излучений, уже нет. Кабелей все меньше. Но вот бояться ли Wi FI, WiMAX и три и 4-g? Их не видно — и непонятно, что и чем измерять. Ученые аккуратно говорят: поле непаханое, но серьезных исследований еще нет. Но какое у гаджето-продвинутого офиса воздействие на душу — предположения уже есть.»Это вредно для головы — снижение самооценки, паранойя, раздвоение личности», — говорит компьютерщик онлайн-издания «Сноб».

Через этот «мозговой центр» проходит весь траффик. Это пример во всех отношениях благополучного офиса. Все, что нормы прописали. Просторно, свежо, удобно. И даже психологически комфортно — из дома можно принести и привезти все что угодно. Беспроводной Интернет и целая россыпь удобных для работы приборов, с которыми нельзя уже расстаться даже ночью. «Где бы ты ни был, могут выдернуть, стираются границы между личным и не личным», — замечает сотрудница редакции Мария Кушнир.

Техника, пыль, излучения — с этим, конечно, уже все смирились. У офиса образца 2000-х годов появились новые фобии — когда в онлайне как в пожизненной тюрьме. К депрессии, синдрому хронической усталости прибавилась гаджетоаддикция. Симптомы те же, что и у подсевших на азартные игры. Только вместо фишек и карт – телефоны, коммутаторы и ноутбуки. Гаджеты всех мастей. «Один раз я увидела на дискотеке девушку с ноутбуком, — рассказывает психолог Елена Новоселова. — Она села за столик, продолжала работать минут 20, потом пошла танцевать и снова вернулась. Еще лет 10 назад такого было не представить».

В России больше всего больны телефонами. 85 процентов молодых людей от 18 до 35 жить без них не могут. Половина опрошенных не мыслят себя без плееров. Среди других любимых гаджетов — камеры, карманные компьютеры и диктофоны. И самое главное — все это подсевшие хотят менять и менять на новые и суперновые модели. Хотя многие считают, что все это — фантазии психологов. «Все плохо — и курить, и хлеб с маслом есть. Это хороший способ для манипуляций. Если у вас есть зависимость, вы и так найдете, от чего зависеть. Свинья грязь найдет», — считает редактор Лика Крамер.

Зависимых от технических новинок пациентов в этой комнате пока было немного. Все чаще к психотерапевту приходят снимать постофисный стресс. «Был случай, так достали на работе, что взял монитор и чуть его не разбил», — вспоминает офисный работник Валерий Девятых.

Эксперты подсчитали: дискомфорт на работе вызывает у каждого седьмого сотрудника приступы агрессии. И если раньше для разрядки хватало словесной перебранки , то теперь в ход идут кулаки.

Русский ЖЖ пестрит никами «кислотный офис», «нет офисному рабству», «трудоголики» и «офисные крысы». Менеджеры всех звеньев объединяются в сообщества и объявляют войну серым будням. А врачи предлагают им за вредность, как горнякам, выдавать молоко и водить на диспансеризацию.

«Все эти проявления, связанные со стрессом, тяжестью, напряженностью труда, приводят к заболеваниям, как у шахтера. Они не вынесены в отдельную категорию, и это большое упущение», — уверен заместитель председателя Российского национального комитета по защите от неионизирующих излучений Олег Григорьев.

Белые воротнички стали героями анекдотов, их жалко, и они смешны. Спектакль «Антидот» уже три года с успехом идет на сценах Москвы, Питера и Челябинска. Серые трудоголики в серых костюмах, соловьиные трели вместо разговоров и странные движения. Посмотреть на себя как в зеркале приходят сами менеджеры. «Самая ценная для нас реакция — самих офисных работников. Только один человек вышел раздраженный. А остальные говорят: о, как все это похоже. Уходили, писали нам в ЖЖ: как вы нас поддели!», — рассказывает режиссер Алексей Жеребцов.

После кризиса выражения «офисный планктон», time management и team-building — уже не больше, чем моветон. По мнению исследователей, офис как институт скоро вымрет. Потому что с телефонами и интернетом люди всегда доступны. Так зачем тратиться на аренду офиса, если сотрудник всегда в сети.

«Остались работать те, от которых фирма получает максимальную отдачу. А планктон, от 10 до 19 просиживающий штаны, отходит в прошлое», — говорит руководитель направления по обслуживанию компаний в сфере высоких технологий, телекоммуникаций, развлечений и СМИ в СНГ компании Deloitte Ольга ТабаковаВ маленьком московском клубе читают лекцию — как выжить в мире, который несется теперь на беспроводных и сверхзвуковых скоростях. И кто победит в войне человечества против техники. «Человеческая память не может уже хранить долго в памяти событие — теракт, упал самолет, вулкан, это все замещается. Это будет происходить все большими темпами. Восприятие дробится и выстраивается в пеструю ленту», — объясняет редакционный директор журнала «Афиша» Юрий Сапрыкин. И если с электромагнитным излучением можно справиться, выдернув компьютер из сети, то выдернуть из сети себя можно только усилием воли.

Читайте также: Новости Новороссии.