В Израиле две медицины или — две категории врачей?

Чтобы внести ясность в вопрос об оплате труда израильских врачей, мы будем исходить из основополагающего постулата: перед законом все равны (начало читайте здесь). Или (по крайней мере) – должны быть равны.

По закону продолжительность стандартного рабочего дня наемного работника в Израиле не должна превышать 9 часов в сутки. За каждый дополнительно отработанный час работодатель обязан доплачивать «надбавку за вредность». С чисто медицинской точки зрения, 12-14-часовая работая смена – это уже на грани человеческих возможностей, что подтвердит в суде по трудовым спорам любой эксперт, а ночное дежурство по окончании полной рабочей смены с участием в планерке на другое утро — патология.

Но именно такие 24-26-часовые «смены» вырабатывает подавляющее большинство молодых врачей, проходящих в больницах специализацию («итмахут»). И только за счет недопустимых — с медицинской, юридической и чисто человеческой точки зрения – более чем суточных «смен» начинающим врачам удается зарабатывать и содержать свои семьи.

Из официальных данных, опубликованных на сайте Израильского врачебного профсоюза, явствует: в среднем врач, работающий в больничной кассе «Клалит», получает 40 шекелей в час. При этом средняя почасовая оплата руководителей отделений в государственных больницах (со всеми предусмотренными по закону надбавками) составляет 63,6 шекеля, врачей-специалистов – 43,1 шекеля, а молодых врачей, проходящих специализацию («итмахут»), – 29,5 шекеля (с учетом ночных дежурств).

Врачи – это те же госслужащие. Каждый из них – в зависимости от места работы (поликлиника больничной кассы или отделение больницы), а также от специальности и стажа находится на своей ступеньке иерархической лестницы (на иврите – «дарга»). И если начинающий врач, не имеющий стажа, получает в месяц 4126 шекелей (увеличьте таблицу, чтобы видеть цифры и стаж), то зарплата такого же доктора с 35-летним стажем составляет 5844 шекеля брутто. Речь идет, подчеркнем, только о БАЗОВОЙ зарплате и только в больничной кассе «Клалит», но это – факт.

Если более внимательно всмотреться в опубликованную Гистадрутом таблицу, можно заметить, что особо выделяется в ней такая составляющая, как «дополнительные работы» в рамках той же больничной кассы, то есть – консультации и прием больных после окончания рабочего дня. Эта колонка по высоте (то есть – по деньгам) вполне сопоставима с двумя другими, а у руководителей отделений она даже выше двух других вместе взятых.

И, конечно же, естественным образом не включены в таблицу побочные источники дохода израильских светил – заведующих отделениями, их практикующих замов, университетских хирургов-профессоров, имеющих собственные частные клиники и оперирующих (по окончании рабочего дня!) в частных больницах.

Именно эти – дополнительные доходы избранных – не разглашаются. Зато доподлинно известно, что в частных больницах израильтян и многочисленных иностранных туристов (медицинский туризм в последние годы на подъеме) – оперируют и консультируют лишь считанные врачи. Светила! Лучшие из лучших, занимающие, как правило, в государственных больницах должности заведующих отделениями и их замов. Свою работу они действительно делают виртуозно, благодаря чему израильская медицина славится на весь мир, но оперируют и консультируют, опять-таки, после окончания смены.

И чтобы провести такую сугубо частную операцию, завотделением должен в два часа дня уехать из государственной больницы, а к трем часам встать у операционного стола в крупной частной больнице, подчеркнул в минувшую среду в выступлении по радиостанции «Решет Бет» Илан Левин, начальник Управления заработной платы минфина.

Таким образом, при любых, даже самых благоприятных раскладах, дополнительный заработок (в том числе и очень высокий) – это синоним изнурительной сверхурочной работы врача, особенно с учетом той ответственности, которую он несет за жизнь пациента и правильное лечение.

Кстати, а кто же продолжает принимать поступивших из приемного отделения больных, диагностировать, ассистировать в случае неотложных операций и следить за тем, как просыпаются прооперированные пациенты после окончания действия наркоза, пока заведующие отделениями на весь мир прославляют израильскую медицину, делая операции частным образом не только больным-израильтянам, но и состоятельным туристам? Кто принимает среди ночи роды у израильских рожениц? Кто накладывает поздно вечером швы пострадавшим в автокатастрофах? И вообще – на чьи плечи ложится в государственных больницах (24 часа в сутки!) самая черная и неблагодарная работа?

Ложится она – на плечи молодых начинающих врачей, проходящих специализацию. Это их смены (с неизбежными ночными дежурствами) растягиваются на 26-28 часов. Это они, падая от усталости, осматривают больных в приемном покое, направляют на рентген, дежурят в рентгеновских кабинетах, делают компьютерную томографию (СТ) и т.д.

Вот, например, что рассказала Дана Цикер, приступившая к специализации три месяца назад в отделении неврологии одной из больниц в центре страны:

— Мой рабочий день начинается в восемь утра. Вначале – короткая летучка, затем – обход больных. Потом – назначения, заполнение истории болезни – рутинная работа. Это продолжается до четырех часов пополудни.

— А в четыре вы едете домой?

— Ну что вы! Ровно в четыре я приступаю к дежурству в приемном отделении.

— И сколько часов оно продолжается?

— До восьми утра. Но это еще не все. После ночного дежурства «митмахе» обязан вернуться в свое отделение. Там мы обычно остаемся до 10-11 утра. И только после этого можем ехать домой.

— Если не секрет, в каком состоянии вы отправляетесь домой?

— Мертвая от усталости! Как многие мои молодые коллеги, я боюсь сесть за руль: заснешь, не приведи Господь, — попадешь в ДТП.

— Не жалеете, Дана, что избрали специальность врача и столько лет учились в университете, а теперь вынуждены работать в таком ненормальном (мягко говоря) ритме?

— Нисколько не жалею! Я с детства мечтала стать врачом. Люблю избранную специальность, видимо, мое призвание – помогать людям. Конечно, меня коробит, когда за час в обычную смену (без учета дежурств) мне платят 22 шекеля. Зато в дни дежурств почасовая оплата уже другая… В будний день за 26-часовое дежурство я получаю такую же оплату, как за 5 обычных рабочих смен. В выходной или в праздничный день – еще больше. Вот почему нет у «митмахим» ни выходных, ни праздников – ведь только за счет этих жутких дежурств мы можем хоть что-то заработать…

Кто-то из молодых врачей смирился с откровенным, неприкрытым рабством, другие – нет. Часть (кому особо повезет) уезжают работать за границу. Другие, подобно доктору Яэль Газит, пытаются бороться за достойную оплату труда в Израиле.

Яэль тоже окончила медицинский факультет и пыталась пройти в больнице специализацию, но… сломалась. Не выдержала нечеловеческого напряжения. Сейчас доктор Яэль Газит возглавляет добровольное объединение «МИРШАМ» – «Митмахим ле-шипур а-рефуа бе-Исраэль» («Проходящие специализацию врачи – за улучшение израильского здравоохранения»).

— Что это значит – специализация?

— Человек фактически работает не на две, а иногда и на три ставки, — объясняет доктор Газит. – От 80 до 100 часов в неделю. А получает – от 21 от 25 шекелей в час. За «смену», которая продолжается более суток – 26 часов, ты нередко не успеваешь не только поесть, но даже сбегать в туалет: степень напряжения зависит от количества тяжелых больных. Специальность врача подавляющее большинство из нас выбрали сознательно – мы действительно хотим помочь людям, излечить от самых тяжелых болезней. Потому мы и отдаемся своему делу на все сто процентов – по самому большому счету. Но в последние годы в больницах остро не хватает штатных единиц – вот и приходится разрываться, чтобы успеть обслужить всех больных. Иногда видишь тяжелого больного, но ты не успеваешь к нему подойти и уделить минимальное внимание, потому что занят другим пациентом, а еще одного врача рядом нет. Это же ненормально!

На домашней странице амуты «МИРШАМ» в интернете бросается в глаза ключевая фраза: «Закон о труде и о количестве рабочих часов грубейше нарушается». Еще бы… Нет в израильском законодательстве о труде такой смены – 26 часов. К тому же отвечают молодые врачи не за разгрузку товаров на складе, а за жизни людей.

Постоянные посетители нашего сайта наверняка обратили внимание на факт, от которого не уйдешь: именно молодые врачи, проходящие специализацию, находятся на переднем крае забастовочного движения. Это не случайно: в израильской медицине, как, пожалуй, ни в какой другой, путь наверх – к признанию и к достойным заработкам – пролегает не просто через тернии, но — через самое натуральное рабство.

Несмотря на это, Рои Ход, сын профессора Моше Хода, заведующего отделением патологии беременности больницы «Бейлинсон» в Петах-Тикве, решил пойти по стопам отца: окончил медфак и работает в той же больнице.

Впрочем, и сам профессор Моше Ход – потомственный врач.

— Я работаю с 1978 года, — рассказал он в день демонстрации врачей в иерусалимском Саду роз. – Специальность получил в хайфском Технионе. Моя мама Эстер Бутер — врач-терапевт, она тоже работала в больнице «Бейлинсон».

— Мама закончила мединститут в Сталинабаде, так что я, как видите, — таджик, — пошутил профессор Ход. – Там я родился, а в Израиль меня привезли ребенком – мне было 5 лет.

— Скажите, профессор, есть ли у вас частная клиника?

— Конечно! Без частной практики врач в Израиле не проживет — в больницах оплата нашего труда ниже всякой критики. Будучи заведующим отделением и врачом с 33-летним стажем, я получаю зарплату брутто 18.000 шекелей в месяц, вот «тлуш», смотрите! То есть чистыми – порядка 9500 шекелей. И как прикажете жить на эту «сумму»?! Как содержать семью? И может ли завотделением оплатить учебу своего сына, решившего пойти по его стопам и тоже стать врачом?..

— А как же заоблачно высокие зарплаты врачей размером от 50 от 120 тысяч шекелей, о которых периодически сообщает ЦСБ?

— Во-первых, такую зарплату получают единицы. Во-вторых – только те, кому удалось заключить с больницей какой-то особый, личный контракт. Однако большинство заведующих отделениями зарабатывают примерно так же, как я. Отсюда – частная практика.

Итак, как мы уже удостоверились, главная «болезнь» израильского здравоохранения – отнюдь не только зарплаты врачей, но, главное – острейшая нехватка в отделениях больниц штатных единиц, в связи с чем на проходящих специализацию молодых докторов ложится неподъемная нагрузка.

Но четко ли сформулировали свои требования организаторы забастовочных акций?..

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.